Куда идет россия под управлением путина

Кризис вместо развития: куда привел Россию Владимир Путин

Куда идет россия под управлением путина

Российские оппозиционер Илья Яшин и экономист Владимир Милов представили в Москве доклад “Путин. Итоги. 2018”. Он посвящен экономическим, социальным и геополитическим итогам деятельности Владимира Путина на посту президента.

По словам оппозиционеров, большинство информации в докладе есть в открытых источниках и статистике, но “распространение информации взрывоопасно для Путина. Они говорят, что это “продолжение традиции, заложенной в свое время Борисом Немцовым”.

Немцов незадолго до того как был убит, работал над докладом “Путин. Война”, проливающим свет на участие России в конфликте в Донбассе.

За несколько дней до презентации доклада полиция, по словам Яшина, изъяла основной тираж доклада. Милов рассказал, что перед этим от печати доклада отказывались “все типографии” в России, с которыми они общались.

Экономика и бюджет

В докладе сказано, что в 2000-2017 годы Россия получила $3,5 трлн доходов от экспорта нефти, газа и продуктов их переработки, а бюджет за это же время получил $2 трлн налогов от нефтегазового сырья.

“На эти деньги можно было отстроить новую страну – с новыми дорогами, жилым фондом, социальной инфраструктурой. Но все это куда-то непонятным образом испарилось, и вот уже более десяти лет в России отсутствует экономический рост”, – сказано в докладе.

График роста доходов россиян и количества миллиардеров в РФ, источник – доклад “Путин.Итоги.2018”

Вместо роста и развития Россия получила кризис. Доходы граждан не растут уже несколько лет

“Вместо роста и развития Россия получила кризис. Доходы граждан не растут уже несколько лет. В долларах последние пять лет последовательно снижаются. Одновременно растет социальное расслоение. Когда Путин пришел к власти, в России не было ни одного долларового миллиардера. Сегодня их больше 100 человек. И значительная их часть – люди из ближайшего окружения Путина”, – подчеркнул Яшин.

“Друзья Путина создали мафиозную систему, где создали друг для друга систему взаимного обогащения, основанную на расхищении всего, чего только можно, – заметил Милов. – В России выстраивается система апартеида. Чиновники и прочие привилегированные граждане – для них построен коммунизм, а как живет страна – они не знают. При этом они все расходы перекладывают на простых граждан”.

Строительство дорог и доля России в мировом ВВП, график из доклада “Путин.Итоги.2018”

“10% граждан России контролируют 70% национального богатства России. При этом более 20% россиян живут за чертой бедности и являются нищими. А главы крупнейших корпораций не стесняются получать зарплаты в несколько миллионов рублей в день”, – зачитал Яшин выдержки из доклада.

Авторы доклада подчеркивают, что при этом правительство из года в год сокращает расходы на образование и социальную сферу – сегодня это 7% бюджета.

“При этом число чиновников с 2000 года удвоилось, а расходы на силовой блок выросли до 40% бюджета. Это ясно показывает приоритеты Путина и его правительства”, – заметил Яшин, представляя доклад.

Внутренняя политика

Также, как сказано в докладе, Кремль все время правления Путина последовательно отнимал полномочия у регионов и органов местного самоуправления. “Я сам как муниципальный депутат вижу, насколько декоративными стали эти полномочия”, – заметил Яшин, представляющий Красносельский округ в Москве.

При этом, по его словам, Кремль продолжает “накачивать деньгами Чечню и режим Кадырова, что позволяет последнему купаться в роскоши”.

“Кадыров обзавелся дворцами и создал частную армию, а также создал в Чечне обособленное государство на территории России”, – подчеркнул Яшин.

Внешняя политика

По словам Яшина, основную долю высокого рейтинга Путина обеспечивают ему внешнеполитические “успехи”. Но, по словам авторов доклада, эти успехи на самом деле являются провалами, которые не приведут Россию ни к чему хорошему.

Политика Путина привела Россию к отсутствию союзников. Это позор

“Политика Путина уже привела Россию к полному отсутствию союзников. Нет ни одной страны на постсоветском пространстве, с которой бы не было конфликта. Это позор”, – подчеркнул Яшин.

Милов также заметил, что Путин “не собирается мириться” и восстанавливать отношения с мировым сообществом, а вместо этого “показывает фильмы про ракеты”. Это, по его словам, является главным провалом внешней политики Кремля.

Кроме того, подчеркнул Яшин, “Путин непредсказуем. Когда Путин говорит, что готов использовать ядерное оружие – я не могу сказать, он он блефует”.

Он не готов общаться со своим народом, не готов отвечать за свои обещания

По словам авторов доклада, они уверены, что санкции, которые в отношении Путина и его окружения введены в США, ЕС и других странах Запада, работают. Потому что ближайшее окружение российского президента тесно связано с Западом: имеет там активы, их дети учатся за границей.

Авторы доклада подчеркнули, что Путин “не готов” обсуждать итоги своей работы, представленные в докладе, и не готов, чтобы ему задавали вопросы на эти темы. “Он не готов общаться со своим народом, не готов отвечать за свои обещания. Это абсолютно наплевательское отношение к своей стране”, – подчеркнул Яшин.

Источник: https://ru.krymr.com/a/29102023.html

Куда идет Россия: есть ли у страны свой взгляд на будущее

Куда идет россия под управлением путина

В ежегодном ренкинге глобальной конкурентоспособности стран от швейцарской бизнес-школы IMD, который оценивает в том числе качество государственного управления, Россия в 2017 году была на 46-м месте (всего в рейтинге 63 страны), утратив по сравнению с предыдущим годом две позиции.

Куда мы идем?

Если посмотреть на международных конкурентов из числа стран BRICS, то Россия уступает (причем существенно) Китаю (18-е место) и его особым территориям: Тайваню (14-е) и Гонконгу (1-е), а также Индии (на 1 позицию выше России), — но опережает Бразилию (61-я позиция). Казалось бы, все не так плохо. Но если взять развитые страны со схожей структурой ресурсов — Канаду (на 12-м месте) или Австралию (21-я позиция), то отставание налицо.

Причина — отсутствие стратегии на уровне страны, видения того, что мы хотим построить и куда идем. К сожалению, из более или менее развитых стран такая ситуация, пожалуй, только в России.

Та же Канада еще с 90-х годов одной из первых стран в мире стала разрабатывать и реализовывать национальную стратегию устойчивого развития.

Очень развита система госуправления и планирования в Австралии, что определяет не только теоретические успехи — высокую позицию в ренкинге, но и то, как легко эта страна, в отличие от нашей, располагающей ничуть не худшими исходными данными, проходит сквозь кризисы.

Наличие четко выраженной национальной стратегии прямо влияет на эффективность госуправления. В периоды политических потрясений она, очевидно, снижается, и именно это стало причиной попадания Украины и Бразилии в хвост ренкинга. Хотя Бразилия еще буквально 8 лет назад сделала очень хорошие стратегические документы и обгоняла нас в этом исследовании. Украине сейчас не до стратегий.

Идем по списку дальше — возьмем Китай, пусть даже не самый передовой материковый. Почему они на полдороги ближе нас к вершине ренкинга? Да потому что в Китае на 50 лет вперед абсолютно четко сформулировано видение, приоритеты, страна жестко направляет ресурсы на приоритетные направления.

Индия презентовала свои первые наработки в области национальной стратегии устойчивого развития в начале 2000-х годов, стратегию как полноценный правительственный документ она представила несколькими годами спустя. При этом в документе заявлены не просто общие слова, а совершенно конкретные индикаторы по уровню бедности, грамотности, смертности, росту населения, росту ВВП и пр.

Ставить задачи — это полезно

Для России фиксация количественных целей пока, увы, составляет определенную проблему. При этом, как показывает практика, когда мы все же пытаемся что-то планировать, результаты не заставляют себя ждать.

Так, в рейтинге Doing Business Россия была в 2010 году за пределами сотни, а сейчас — на 35-м месте.

А все потому, что президентом была поставлена конкретная задача по изменению нашей позиции и чиновники целенаправленно улучшали показатели, тянувшие страну вниз.

Блестящим примером такого конкретного целеполагания является Корея. Презентуя их новую стратегию, вице-премьер так и сказал: мы не креативная нация, мы не можем придумать iPhone, можем произвести отличную его копию, лучше оригинала по качеству, но это будет всего лишь копия.

Поэтому в Корее власти решили изменить подход к образованию: развивать гуманитарные, творческие дисциплины, там считают, что это фундаментальное преимущество, чтобы получить креативное поколение. И это тоже взгляд на развитие: цельный и вполне, на мой взгляд, рациональный.

Скептики скажут, что опыт Кореи неприменим, поскольку это не сырьевая и довольно моногамная, в отличие от России, страна.

Хорошо, давайте возьмем Малайзию, многонациональную страну с большим набором религий, которой удалось за относительно короткий исторический период времени самоопределиться и превратиться из бедной аграрной страны третьего мира в государство, которое сегодня входит в двадцатку наиболее индустриально развитых стран мира, сократив уровень бедности с 47% до менее чем 1%. И все благодаря наличию стратегии.

Из стран бывшего СССР ее нет только у Белоруссии, но там царит единоначалие президента, и в ряде среднеазиатских республик, в большинстве из которых — клановый строй, стратегии, как и развития, не предполагающий.

Но даже там как только появляется лидер, нацеленный на рост и развитие, как это произошло в Узбекистане, сразу появляется запрос на стратегию. Причем в Узбекистане процесс разработки своего взгляда в будущее, в отличие от России, централизован.

Современная и довольно эффективная система стратегического планирования выстроена в Казахстане.

В ситуации, когда национальная стратегия является глобальным конкурентным преимуществом, обмен опытом со странами, преуспевшими на этом пути, мог бы существенно приблизить Россию к определению собственного видения. Надеюсь, этому сможет помочь дискуссия с зарубежными гостями на предстоящем Столыпинском форуме.

Александр Идрисов: основатель и президент Strategy Partners Group, один из пионеров инновационной и венчурной деятельности в России, специально для «Ридуса».

Источник: https://www.ridus.ru/news/273458

Куда идет Россия под руководством Владимира Путина?

Куда идет россия под управлением путина

Наверное, ни в какой стране, кроме нашей, не придают столько значения роли личности в Истории. Десять лет назад, 26 марта 2000 года, Владимир Путин был избран президентом России на первый срок.

Чем было это десятилетие для страны? «Вставанием с колен» или топтанием на месте? Развитием демократии или становлением авторитаризма? Как мы развивались все эти годы и развивались ли вообще? И какую роль в этом процессе играет Владимир Путин? За что мы можем быть ему благодарны? За что имеем право его осуждать? Об этом рассуждают наши эксперты в очередном выпуске«Дискуссионного клуба».

Владимир Путин, Барнаул, 19 июня 2009г.

Лариса Васильева

В России психология очень много значит. Проблема с дефолтом 1998-го была в том, что народ запаниковал. Как только Примакова назначили главой правительства, все успокоились. Точно так же и путинская жесткая риторика успокоила людей после терактов в Москве и Волгодонске. Наши люди — очень нервные. Время от времени им нужно, чтобы сильный лидер сказал: «Всемуспокоиться!»

Я отдаю Владимиру Путину должное как человеку, который во многом сделал себя сам.

Я считаю, проблемы, которые связаны с путинским режимом, — это проблемы, возникшие не столько из-за Путиналично, сколько из-за отсутствия институциональных рамок, традиций, механизмов, которые бы не давали ему произвольно расширяться в любую сторону. Я считаю, это не столько его вина, сколько его беда:первый срок Владимира Путина оказался, как и у Ельцина, во многом успешнее второго.

Экономические реформы на начальном этапе президентства Владимира Путина стали очень серьезным плюсом. Я имею в виду реализацию грефовского пакета, то, что делалось до осени 2003 года.

До арестаМихаила Ходорковского, с которого фактически начался второй срок Путина, было сделано очень много полезного.

Это либерализация экономики, Бюджетный кодекс, «плоский» подоходный налог и ряддругих пакетных реформ.

В основу вертикали Путина были положены его корпоративные фээсбэшные связи, его кадры.

К приходу Путина маятник уже сильно откачнулся в сторону от центра к регионам, и страна была малоуправляемойвольницей региональных режимов, в том числе авторитарных или полуавторитарных. Так вот, в первые три года строительства вертикали маятник шел обратно.

Но потом он прошел точку золотого равновесия,баланса и, не останавливаясь, пошел в сторону чрезмерной централизации. Мне кажется, эта точка и в экономике, и в политической сфере — осень 2003 года.

К началу своего второго срока Путин освободился от всех долгов, которые имел перед Ельциным, создал свою контролируемую
команду и, казалось бы, мог начать пакет новых реформ. Но уже тогда организационно система была устроена плохо. Через колено ломали губернаторов, чтобы они согласились на монетизацию льгот. Началисьсоциальные протесты, их испугались и решили отложить дальнейшие реформы.

Тем временем страна стала купаться в деньгах из-за высоких цен на нефть, и Путина посетила мысль, что реформы особенно пока и не нужны. Поэтому весь его второй президентский срок я считаю либопотерей времени, либо движением в тупик.

Не надо было уходить от выборности глав регионов. Назначаемые губернаторы не вполне устраивают население, и ответственность за их просчеты ложится на федеральный центр. Назначенный губернатор в своих отчетах все представляет в выгодном свете, утаиваются проблемы в регионах, идет давление на местные СМИ.

Экономическую стратегию правительства и президента я скорее одобряю, но исполнение местными чиновниками, по крайней мере в Алтайском крае, оставляет желать лучшего. Инициативы правительства простогубятся и не доходят до «конечного потребителя» — до народа.

Если говорить, например, о развале промышленности, то это тоже, скорее, ошибки власти на местах. Но у нас нетэкономических потрясений, таких как в 1990-х годах. Население чувствует стабильность. Есть недоработки на местах: завышенные тарифы на услуги ЖКХ, например.

А низкие заработные платы, расслоениеобщества — это было всегда.

В международном аспекте Россия по-прежнему занимает те же позиции, даже еще выше, чем до Путина, ее международный авторитет стал выше.

Нельзя винить Путина и правительство и в произошедших недавно терактах. Конечно, какую-то ответственность они должны на себя взять… может быть, если бы было заявлено заранее о террористической угрозе, удалось бы предотвратить теракт. Ошибка властей в том, что население не информируют о такой опасности.

Но все-таки за это десятилетие мы продвинулись вперед. За восемь лет президентства Путина развитие страны стало более динамичным, и люди стали с оптимизмом смотреть в будущее. А вот в последниедва года на нас сильно отразились экономиче­ские катаклизмы.

Отношение к Путину у меня противоречивое. Я считаю, что это очень сильная фигура. Но с тем, что он построил сейчас, я не могу согласиться. С опорой на олигархов, которые платят с доходов те же 13%, что и простая техничка. С безумным количеством миллиардеров в полунищей стране.

Это чудовищное нарушение принципов социальной справедливости. Это меня очень беспокоит, хотя, повторюсь, я считаюПутина очень сильным руководителем. Он сделал грандиозное дело: удержал страну после 1996 года, как говорят шахматисты, какими-то «единственными ходами».

Тогда его мощь и сила проявились с хорошей стороны. Но после этого надо было искать какие-то другие пути развития. Еще года четыре назад нужно было свернуть на путь демо­кратизации, не сплошной, может быть, при сильной руке,— но он не смог этого сделать.

И сегодня критика режима, критика власти, несогласие с тем, как развивается страна, очень сильно возрастают, это отчетливо чувствуется.

Когда полились нефтедоллары, кроме раздачи пенсий, ничего больше не произошло. У нас до сих пор очень много бедных людей.

Я не могу простить этому государству огромное количество сирот, бездомных детей, алкоголизацию страны и отсутствие интереса к духовному строительству.

Как вам живется при Путине?

Валентина Тараканова,
пенсионерка:

Нам, пенсионерам, жить стало лучше. Мы не получали долго пенсию, а сейчас нам ее дают вовремя. И в магазинах все есть. За политикой я не слежу, но, по-моему, все к лучшему идет.

Олег Гостев,
продавец-консультант:

Сложно сказать, к лучшему или к худшему изменилась жизнь. Может быть, где-то даже и к лучшему… Но цены растут в два раза быстрее, чем зарплата, большие проблемы с жильем, особенно у молодежи. Если такими темпами будет дальше, то опять наступят 90-е и будет проще воровать, чем зарабатывать.

Елена Козлова,
преподаватель:

В материальном плане произошло скорее улучшение, но в плане свободы слова и демократии ситуация точно ухудшилась. В советском прошлом не всегда можно было говорить то, что думаешь. Мне кажется,оно возвращается.

Леонид Уколов,
пенсионер:

Изменения происходят с каждым годом. Сложно сказать, в какую сторону. Лично почувствовал себя более уверенно в материальном обеспечении. Я стал больше получать пенсию. Хотя большая частьнарода живет, конечно, бедновато.

Источник: https://altapress.ru/politika/story/kuda-idet-rossiya-pod-rukovodstvom-vladimira-putina-50943

О том, куда катится россия, или задница из первых рук – защитник

Куда идет россия под управлением путина
  На чтение этой публикации уйдёт не более 4 мин

В том, что Россия скатывается в место, расположенное ниже поясницы, у меня остаётся всё меньше сомнений. С каждым днём. Подтверждение этому я встречаю всё чаще, причём в разных областях жизни, не связанных между собой, из которых и складывается общая картина такого суждения.

Предисловие к заднице

Три дня назад. Прихожу оформлять страховку на автомобиль. В офисе страховой компании не работает wi-fi и по этой причине я не могу расплатиться картой. Предлагают сходить в банк и оплатить квитанцию там.

Еду в Сбербанк — в операционном зале очередь, а на банкоматах таблички «Извините, но по техническим причинам…» С помощью Яндекс.навигатора ищу ближайший банкомат и выдвигаюсь к нему. Но каково же было моё удивление, когда по указанному навигатором адресу оказалась промышленная зона с забором.

Случайные прохожие подсказали, что банкомат находится в квартале от того места, где я его искал. Впервые я обратил внимание на то, что на картах Яндекса перепутаны номера жилых домов, месяца полтора-два назад.

Ну не могу же я перепутать родительский дом (№61), с домом (№53) в трёхстах метрах выше по улице? Да и дом, в котором я родился и вырос, загадочным образом получил новую нумерацию.

Нет вай-фая? И ладно. Не работают банкоматы — чихать. Яндекс-карты несколько месяцев вводят в заблуждение пользователей? Да бог с ними. Педагоги сводят концы с концами — ничего страшного. Врачи подрабатывают медсёстрами, чтобы прокормить детей? Это тоже норма.

Прошедшие переаттестацию полицейские сбивают людей на пешеходных переходах. Министр обороны и его помощники воруют у государства миллиарды, и ничего, все на свободе. Предприятия, в то время, как их руководители гребут многомиллионные гонорары, стоят без заработной платы.

 Выпускники академии ФСБ и «золотая молодежь» лихачат по центру столицы на «Геликах».

Задница из первых рук

Два дня назад. Председатель Правительства по сути посоветовал всем учителям, кто работает по призванию, кто горит на работе и переживает за своё дело, оставить занятие и уйти в на заработки в бизнес. Ну, чтобы не жаловались на нищенские зарплаты.

Это был сигнал всем тем, на ком НЕ строится бизнес, а кто закладывает фундамент в человеческие отношения, воспитывая людей с самого детства — воспитателям в детских садах, учителям, преподавателям.

А заодно и прочим специалистам, недовольным своим выбором: врачам, инженерам, и т.д.

Учитывая политику поощрения коррупции, которую де-факто проводит «Единая Россия» под предлогом так называемой либерализации Уголовного кодекса, можно только догадываться, что именно имел в виду премьер-министр.

Можно предположить, что подразумевалась политика вымогания у учеников и студентов взяток.

А как иначе школьный учитель может ещё проявить себя в бизнесе? Учитель ничего не продаёт, он не менеджер государственной корпорации, и не имеет возможности получать откаты.

Всё верно: не Сечину же с Миллером, и не Пескову с Рогозиным советовать идти в учителя! Медведев ориентировался на их пример — недаром успешные и честные бизнесмены.

Напомню: именно Дмитрий Медведев ввёл средневековую норму, следуя которой любой преступник имеет возможность откупиться от коррупционных преступлений, а которые, между прочим, являются преступлениями против государственности как таковой. Что доступно школьному учителю? Ему доступно, в первую очередь, вымогание взяток у учеников. И это совершенно не противоречит политике нашего правительства. Тоже бизнес, своего рода… Это было два дня назад.

День назад я был ошарашен ещё больше: глава государства предлагает гражданам активнее участвовать в ипотеке!

В ходе прошедшей в четверг встречи с главой Сбербанка Германом Грефом президент России Владимир Путин высказал мнение, что желающим решить наконец квартирный вопрос не стоит ждать дальнейшего снижения ставок по ипотеке, а лучше взять кредит прямо сейчас.

Президент толкает граждан в кредитную кабалу!

И дело не в том, что проценты по ипотеке сейчас действительно низки. Говоря о низких процентах по ипотеке, следует помнить о наших доходах, которые совсем просели за последние год — полтора. О той нищете и социальных различиях, которые набирают силу в стране.

В тот же день СМИ с радостью сообщили, что «в стране за 5 лет впервые отмечена дефляция!», «цены падают!» Забыли они упомянуть о том, чем опасно для экономики это явление.

Поясню в двух словах: в рыночных условиях возникновение дефляции свидетельствует о дефиците денег в обращении, низком уровне платежеспособного спроса, снижении потребительской и инвестиционной активности, и расценивается как менее благоприятный фактор, чем инфляция. Или так, еще проще: дефляция приводит к сокращению заработной платы работников, так как бизнесу нужно возмещать убытки, вызванные падением цен.

Выходит, что сегодня берём ипотеку и кредиты, которые вынуждены раздавать банки, чтобы выжить и не пойти по миру, а завтра нам сокращают зарплату и мы отдаём ту самую квартиру банку за долги?

Смысл в том, из чьих уст звучат такие предложения — идти в бизнес, взять ипотеку…

Никто — плюньте мне в лицо, если это не так, — из российских политиков не предлагает конкретных, адресных решений по выводу государства из глубочайшего социально-экономического кризиса.

Медведев продемонстрировал презрительное отношение к профессии педагога, подтвердив античеловеческую нацеленность своих либеральных реформ, заявив учителям, что быть нищими – их свободный выбор.

 Путин в погоне за успехами на международной арене, как мне кажется, тоже покинул реальный мир и собственную страну — всех причесал под одну гребёнку, словно все имеют многомиллионные доходы и завтра кинутся оформлять ипотеку.

Очевидное предсказание задницы

За неделю до перечисленных событий. Выхожу на утреннюю прогулку с собакой в парк. Идём вглубь парка, подальше от жилых домов.

Здесь мой зверь может спокойно побегать, не пугая неадекватов из числа собачников, которые при виде хаски хватают на руки своих питомцев и уже издали кричат «Уберите собаку!» Километрах в полутора от человеческих глаз на поляне встречаю помойку — это нагадили московские любители пожрать шашлыки на природе, покидав свой мусор там же, где и отдыхали. «Пфф… Кто-нибудь уберёт!»

И ведь убирают же! Минут через 20 прогулки встречаем мужчину с огромным мешком за плечами, который вышел с прилегающей тропинки. Пожилой грузин остановился на перекрёстке лесных дорог и сбросил с плеча мешок. Мы с собакой остановились рядом с ним, перекинулись парой фраз, и затем каждый пошёл своей дорогой.

В пятидесяти метрах дальше встретили местного бомжа, который живёт тут же в парке. Стоит, смотрит на мужчину с мешком мусора, и удивлённо кивает мне: «Впервые за 20 лет вдруг стали убирать в лесу.

С чего вдруг?!» Подумалось: «Просто впервые за 20 лет люди стали так активно срать друг на друга!», но мысли оставил при себе, чтобы не огорчать бедолагу, и пошёл дальше.

Безразличие и агрессия поселились в наших мозгах, и уже никуда не денутся оттуда. Мы сами выпестовали их за последние 15 лет.

Вот о чём я хотел сказать. Впервые на изменение социально-психологического портрета людей, подрастающего поколения, я обратил внимание где-то в 2001-2002 году.

Тогда в армию и в институты начала приходить «новая» молодежь, сильно контрастировавшая с предыдущими наборами — регулярно ноющая и скулящая по любому поводу, требовавшая к себе особого внимания и вытирания соплей, усиленного питания и контроля со стороны комитета солдатских матерей, и прочее, и прочее.

Медведев по-своему прав: педагогов нужно изжить, именно поэтому его правительство занимается уничтожением российского образования как такового. Ведь дебилами проще управлять, чем разумно мыслящими людьми.

Как и здоровыми — отечественная медицина тоже в числе первых в правительственном плане геноцида русского населения.

В армии такую реформу уже провели при Сердюкове и ряд офицерских должностей изжили, сократив и заменив их гражданскими служащими: воспитателей, психологов, пропагандистов и социальных работников.

Что нас ждёт в ближайшие годы? А ждут нас тупое, агрессивное и нездоровое как физически, так и психически, общество маргеналов. Но к тому времени и Медведев и Путин будут на пенсии. И у них она будет регулярно индексироваться, и точно не на 222 рубля.

А нам как-то жить дальше. После этих 16 лет застоя. Из чьих первых рук мы получим такое государство задницу в наследство. И не рассказывайте мне о процветании или вставании с колен. Я как раз живу на пороге всех этих событий, даже паспорт имею гражданина СССР

Источник: https://praestes.ru/rossiya-katitsya-v-zadnicu/

Куда Путин ведет Россию (Дугин)

Куда идет россия под управлением путина

В эти дни исполняется 25 лет трагическим событиям 1993 года. Конституционный кризис, вылившийся в боевые действия в центре Москвы, стал одним из переломных моментов в истории новейшей России.

По официальным данным, тогда погибло не менее 157 человек, и еще 384 были ранены. При этом существуют и более страшные свидетельства, согласно которым жертвы исчисляются тысячами — их вывозили грузовиками и баржами. Судьба многих пропавших без вести в октябре 1993 года до сих пор неизвестна.

Федеральное агентство новостей вспоминало трагедию вместе с непосредственным участником тех событий, философом, лидером Международного «Евразийского движения» Александром Дугиным.

Ельцинская власть стреляла по безоружным

— Александр Гельевич, расскажите о вашем участии в тех событиях. 

— В событиях 1993 года я участвовал на стороне защитников «Белого дома», в чем ни на секунду не сомневался и не сожалел никогда. Это был для меня абсолютно осознанный, глубинный, онтологический выбор.

Люди, которые поддерживали Бориса Ельцина, были враги, предатели и мрази, а выступившие против них — истинные патриоты, герои.

Они сражались за Святую Русь, за нашу историю, за нашу идентичность, за наш суверенитет — сражались с лицом, узурпировавшим власть, с подлой прозападной группой либералов, грабивших страну и чуть ее не погубивших.

Все помнят контекст: реформы Ельцина, уничтожавшие последние остатки справедливости, не поддерживала большая часть населения.

Тем не менее, Ельцин обладал почти диктаторской властью, но в юридическом смысле она была ограничена как Верховным Советом, так и в значительной степени вице-президентом.

Тогда вокруг парламента сплотились евразийские патриотические силы, которые фактически ограничивали всевластие прозападной, проамериканской диктатуры либералов, представленной Ельциным.

Возник конфликт, ситуация вышла за правовое поле: либо надо было арестовывать Ельцина и его ближайшее окружение как предателей, либо насилие должно было обрушиться на головы защитников Верховного Совета. Ситуация в юридическом смысле была патовая, неразрешимая — и вопрос решился насилием, которое первыми применили сторонники Ельцина.

— Где вы в те дни находились?

— Я был и рядом с «Белым домом», и у Останкино. Я не принимал участия в вооруженном противостоянии, потому что у меня не было оружия. Но я был среди людей, которые пришли однозначно поддержать Дом Советов и его защитников. Я помню вечер накануне, когда казалось, что людям удалось прорвать осаду «Белого дома», что удалось прорваться и разблокировать его.

Я был у Останкино, я помню, что там были десятки, а то и сотни тысяч людей, пришедших требовать прекращения информационного террора, чтобы второй половине политических сил — а это по сути был гражданский раскол нашего общества — тоже предоставили право слова. На это ответили залпами. Я находился под пулями, под огнем, как и все.

Потом вместе со всеми вернулся к «Белому дому».

И когда к утру стало понятно, что начнется штурм, либеральные «чебурашки», на первый взгляд невинные и вполне миролюбивые, типа Григория Явлинского, с пеной у рта в ярости призывали «раздавить гадину», «осуществить решительный удар», «уничтожить», «вырезать».

Либералы призывают к миру только когда над ними самими нависает угроза; когда же они становятся во главе, они превращаются в безжалостных, жестоких террористов, какими, собственно, и являются на самом деле т. н. сторонники «прав человека» и проповедники толерантности — это, как правило, люди нетерпимые. Мы слушали все это по радио.

Из Останкино приносили трупы и раненых… Звучали сигналы «скорой помощи». Было понятно, что утром будет штурм.

Поскольку я в то время не принадлежал ни к какой организации, которая брала бы на себя ответственность, не был членом парламента, не получил автомата или какого-то другого оружия для защиты, я оттуда ушел — с огромным внутренним надрывом.

Понимая, что это — конец, слушая, как лидеры «Белого дома» призывают к спокойствию и мирному сопротивлению, хотя мы же видели, как в Останкино пролилась кровь… Стало понятно, что с такими лидерами, которые не дают людям оружия, которые не обладают решимостью и единством противостоять террористическому истреблению оппозиции, сопротивление невозможно. Стало понятно, что мы проиграли. Так все и произошло.

Но для меня переломным был личный момент — это Останкино: когда я увидел, что ельцинская власть начала стрелять по безоружным людям, стало ясно, что террор запущен. А тем временем людей, которые требовали дать им оружия, призывали соблюдать спокойствие и конституционный строй.

Представьте себе — наступают на Брест гитлеровские войска, а им говорят соблюдать спокойствие… Мол, не отвечайте, не поддавайтесь на провокации, это всего лишь нацисты.

Не было полноценной обороны. И утром многие мужественные, по сути — святые люди стали жертвами резни, когда по парламенту начали стрелять из танков, людей стали уничтожать, расстреливать.

Те либералы никуда не делись

Для меня власть, которая коренится на расстреле «Белого дома», не то чтобы нелегитимна… Она просто основана на победе Зла. Так тоже часто бывает в истории.

Но меня ничто не убедит, что всякая победа устанавливает духовные, моральные, исторические критерии выигравшей стороны. Тем более что я думаю, что 1990-е годы нашим народом абсолютно точно осуждены.

Другое дело, что многие боятся сказать правду, назвать Ельцина и его сторонников преступниками, а принятые им решение, в том числе навязанную Конституцию, — нелегитимными.

Кстати, история никогда ничего не расставляет по местам сама по себе. Победа Добра и Зла — это не только битва на уровне фактов, это еще и не менее напряженная и трудная битва на уровне интерпретации. На уровне фактов русские тогда проиграли. На уровне же интерпретации это не столь очевидно, и мы еще можем и должны биться за торжество нашей интерпретации тех событий.

Итак: это было грубейшим применением террора, насилия против своего собственного народа, против института выборной власти вопреки всем законам и правилам. И происходило это под аплодисменты Запада. И это силовое противостояние завершилось в пользу Ельцина, в пользу либералов, а значит — в пользу Вашингтона.

Это был фундаментальный провал народа и удар по интересам цивилизации Суши, России; это была победа сторонников цивилизации Моря. Все решила сила.

Либералы оказались более жестокими, более собранными, они смогли настоять на физическом подавлении политического сопротивления, и с тех пор мы все еще живем при либеральной диктатуре.

— В чем, на ваш взгляд, исторический смысл произошедшего?

— Для меня события 1993 года, как 1991 года, как и Донбасс — исторические эпизоды, к которым у меня личное отношение.

Хотя многие хотели бы увидеть в них некое относительное явление, где можно занять одну позицию, а можно другую, для меня такого люфта, возможности выбора позиции так со временем и не образовалось.

Я по-прежнему переживаю события 1993 года очень остро и считаю, что это были не конвенциональные силы — сторонники Верховного Совета и условная «партия Ельцина», делившие власть. Там были мы и они, Добро и Зло, свет и тьма. И тьма победила. И победила она не просто кого-то, а нас.

Конечно, я не идеализировал и не идеализирую лидеров Верховного Совета. Это в общем-то были неудачные политики, непоследовательные и в конечном итоге провалившие ситуацию. Но линия баррикад осени 1993 года для меня не изменилась. Были предатели, и были герои.

Были сторонники совершенно убийственного, богомерзкого, дьявольского либерализма, которые стояли за Ельциным и за всеми силами, которые их поддерживали, — и был восставший народ, сплотившийся у «Белого дома», вокруг Верховного Совета.

Были представители «пятой колонны», которые несли информацию о нашей агентуре в американское посольство, и были те, кто защищал рубежи нашей Родины — настоящие, искренние сыны России.

Победили предатели, победила русофобская проамериканская мразь, которые переписали историю, прилепили ярлыки «красно-коричневых» проигравшим. До сих пор, поскольку мы живем в государстве, основанном на их победе, а не на победе защитников «Белого дома», они пишут историю, распределяя роли, они говорят, что есть истина, что есть ложь и кто был кем.

За их победой над нами последовали события, которые релятивизировали, сделали относительным это столкновение, в частности Чеченская кампания, когда под сомнение было поставлено само существование нашего государства.

Из недр этой разлагающейся, омерзительной, русофобской, предательской ельцинской системы, которая победила в 1993 году, вырос полковник Владимир Путин, начавший восстанавливать суверенитет страны. И это действительно несколько оттенило остроту той трагедии.

Много было в дальнейшем действий, которые сгладили ситуацию. Ельцин не начал репрессии, хотя мог. Нанеся первый удар, пролив кровь защитников «Белого дома», он мог продолжить и дальше. Но он не пошел на это, а через какое-то время отпустил арестованных лидеров.

А потом Путин стал проводить прямо противоположную политику, хотя он был наследником Ельцина, наследником той силы, которая победила 1993 году. Так острота противостояния была снята.

Но, тем не менее, акт остается актом. Для меня люди, бывшие на стороне Верховного Совета в те трагические дни, — это братья, они наши, они — герои, они бились за правду.

А те, кто был на стороне Ельцина, — ублюдки и предатели страны, они таковыми для меня и останутся.

Я помню интонации немцовых, явлинских, венедиктовых, лужковых, помню их выступления в эфире: все те, кто стоял на стороне Ельцина, — пусть будут они прокляты!

1990-е годы могут вернуться

— На ваш взгляд, преодолели ли мы 1990-е? Возможен ли в России либеральный реванш? Чувствуете ли вы подобную угрозу?

— 1990-е сложились в два этапа. Было две победы врагов России. Был 1991 год — победа над ГКЧП, которая обусловила распад СССР. И был 1993 год. Эти два события составляют семантику 1990-х.

С юридической точки зрения, мы живем в Российской Федерации, которая возникла в процессе распада Советского Союза. Мы живем в политическом контексте «победившего Ельцина».

То есть, конечно, и с юридической точки зрения, и с конституционной, и с точки зрения границ, мы до сих пор живем в 1990-х. До какой-то степени, мы еще там.

У нас — Конституция, скопированная с западных образцов и навязанная народу… У нас — либеральный демократический строй… Те, кто победил тогда, не осуждены, не наказаны, их действия не подвергнуты серьезной критике.

Но одновременно с этим нельзя сказать, что мы полностью живем в 1990-х. Когда пришел Владимир Путин, он стал шаг за шагом уходить от них.

Я написал много статей и книг на эту тему, показывая, насколько противоположным был и остается курс президента Путина на укрепление суверенитета, на укрепление территориальной целостности страны, которая распадалась в 1990-е, когда суверенитет был передан американцам и в стране было введено, по сути, внешнее управление.

Тогда либерализм, который был достоянием меньшинства, навязывался большинству, а теперь он довольно ограничен в своих идеологических правах. Путин — это принципиально другой курс по всем параметрам. Это курс на патриотизм и суверенность.

Но с наследием 1990-х мы до конца не разобрались. Мы не перешли точку невозврата в 1990-е. Когда временно во главе страны встал Дмитрий Медведев, ситуация стала очень напоминать 1990-е.

Известный либерал Николай Сванидзе, который процветал в 1990-е, тогда сказал, что при Медведеве стало «опять возможно дышать».

Когда людям из 1990-х становится «возможно дышать», значит вонь в обществе становится невыносимой, и люди, стоящие на противоположном полюсе, задыхаются. Наверное, сейчас Сванидзе опять плохо дышится, зато нам — намного свежее.

Гражданский конфликт, который обозначился в 1993 году, а до этого в 1991 году, конфликт между сторонниками самобытного пути России и сторонниками превращения ее в колонию Запада, не решен окончательно. Элиты остаются прозападными, в то время как общество и президент двигаются, в целом, совершенно в ином направлении. В этом противостоянии полной определенности нет.

Сейчас последний срок Путина заканчивается, Конституция у нас та же самая, та же самая в целом элита, а значит все может произойти снова. Несмотря на очевидный курс на суверенитет, ни в каком документе изменения идеологии по отношению к 1990-м не зафиксировано, ни в каких материалах, которые бы закрепляли курс страны на ближайшие десятилетия, не содержится решительных формулировок.

Поэтому 1990-е все еще возможны. У нас, как и тогда, отсутствует социальная справедливость, у нас сохраняют посты многие представители либерального направления, либеральные нормы сохраняются, например, в образовании.

Поэтому я считаю, что хотя мы вышли из 1990-х, но мы легко туда вернемся. Действия по преодолению 1990-х еще не перешли критическую черту.

Поэтому вопрос о событиях 1993 года — принципиальный. Мы не может делать вид, что тогда ничего не произошло, что тогда был «технический сбой», в котором не было ни правых, ни виноватых.

Этот раскол — принципиальный. Это не раскол на «красных» и «белых». Это раскол на русских и нерусских, на патриотов и «пятую колонну».

Этот раскол сохраняется, а значит, возврат в 1990-е по-прежнему возможен.

Беседовала Наталья Макеева

Источник: https://politinform.su/intervyu/97247-kuda-putin-vedet-rossiyu-dugin.html

Куда идет Россия

Куда идет россия под управлением путина

РИА Новости, Владимир Астапкович

Из стран бывшего СССР и партнеров России по BRICS, не говоря уже о развитых странах, собственной стратегии нет только у России, Белоруссии и некоторых среднеазиатских республик.

В ежегодном рэнкинге глобальной конкурентоспособности стран от швейцарской бизнес-школы IMD, который оценивает в том числе качество государственного управления, Россия в 2017 году была на 46-ом месте (всего в рейтинге — 63 страны), утратив по сравнению с предыдущим годом две позиции.

Ставить задачи — это полезно

Для России фиксация количественных целей пока, увы составляет определенную проблему. При этом, как показывает практика, когда мы все же пытаемся что-то планировать, результаты не заставляют себя ждать.

Так, в рейтинге Doing Business Россия была в 2010 году за пределами сотни, а сейчас — на 35 месте.

А все потому, что президентом была поставлена конкретная задача по изменению нашей позиции и чиновники целенаправленно улучшали показатели, тянувшие страну вниз.

Блестящим примером такого конкретного целеполагания является Корея. Презентуя их новую стратегию, вице-премьер так и сказал: мы не креативная нация, мы не можем придумать iphone, можем произвести отличную его копию, лучше оригинала по качеству, но это будет всего лишь копия.

Поэтому в Корее власти решили изменить подход к образованию: развивать гуманитарные, творческие дисциплины, там считают, что это фундаментальное преимущество, чтобы получить креативное поколение. И это тоже взгляд на развитие: цельный и вполне, на мой взгляд рациональный.

Скептики скажут, что опыт Кореи неприменим, поскольку это не сырьевая и довольно моногамная, в отличие от России, страна.

Хорошо, давайте возьмем Малайзию, многонациональную страну, с большим набором религий, которой удалось за относительно короткий исторический период времени самоопределиться и превратиться из бедной аграрной страны третьего мира в государство, которое сегодня входит в 20-ку наиболее индустриально развитых стран мира, сократив уровень бедности с 47% до менее, чем 1%.

И все благодаря наличию стратегии.Из стран бывшего СССР ее нет только у Белоруссии, но там царит единоначалие президента, и в ряде среднеазиатских республик, в большинстве из которых — клановый строй, стратегии, как и развития не предполагающий.

Но даже там, как только появляется лидер, нацеленный на рост и развитие, как это произошло в Узбекистане, сразу появляется запрос на стратегию. Причем в Узбекистане, процесс разработки своего взгляда в будущее, в отличие от России, централизован. Современная и довольно эффективная система стратегического планирования выстроена в Казахстане.

В ситуации, когда национальная стратегия является глобальным конкурентным преимуществом, обмен опытом со странами, преуспевшими на этом пути, мог бы существенно приблизить Россию к определению собственного видения.

Источник: https://finance.rambler.ru/economics/39467711-kuda-idet-rossiya-est-li-u-strany-svoy-vzglyad-na-buduschee/

Юрист.Рф
Добавить комментарий